Лента новостей

назад к списку

ЮК "Гребнева и партнеры" защитила клиента в споре о взыскании неосновательного обогащения

26 июня 2014

26 июня 2014 года апелляционная инстанция Новосибирского областного суда оставила в силе решение Федерального суда общей юрисдикции Заельцовского района города Новосибирска от 19 марта 2014 года, который отказал в удовлетворении исковых требований двух граждан, требовавших взыскать с доверителя ЮК "Гребнева и партнеры"  34 900 000 рублей. 

Юристам компании удалось доказать, что истцы не доказали факт неосновательного обогащения клиента Компании за счет истцов. Обращению с иском предшествовала череда судебных споров. Каждая из сторон ссылалась на преюдициальные факты, установленные  различными судебными решениями.  При этом стратегия защиты, разработанная юристами Компании, дала свой результат и привела к отказу в удовлетворении ключевых исков против Клиента.

Вынесению сегодняшнего судебного акта предшествовали следующие события.

В 2010 году по решению суда было обращено взыскание на недвижимое имущество, расположенное в городе Барнауле, принадлежащее истцам. 

В рамках исполнительного производства в январе 2011 года  состоялись торги по продаже арестованного имущества, которое и приобрел доверитель Компании. В апреле 2012 года имущество, приобретенное по результатам торгов было реализовано доверителем Компании третьему лицу. 

В декабре 2012 года апелляционной инстанцией Алтайского краевого суда торги по продаже арестованного имущества и договор купли-продажи, заключенный по результатам торгов, признаны недействительными.

После этого в производстве судов общей юрисдикции оказалось несколько споров, в результате которых истцы (бывшие владельцы здания) рассчитывали взыскать с приобретателей имущества суммы, значительно превышающие рыночную стоимость здания. Свою позицию они мотивировали тем, что имущество было реализовано по заниженной цене, вырученных денег недостаточно для погашения задолженности перед кредитной организацией, поэтому,  на их взгляд, платить за данные нарушения обязаны приобретатели имущества.

Юристам Юридической Компании "Гребнева и партнеры" удалось убедить суды в том, что истцы выбрали ненадлежащий способ защиты права. Не оспаривая факт нарушения прав истцов тем, что торги по продаже арестованного имущества были проведены с нарушением, нам, тем не менее, удалось доказать, что недопустимо предъявлять денежные требования в заявленных объемах к покупателю имущества, а также к добросовестному приобретателю. Суд согласился с приведенными аргументами о том, что истцы не являлись стороной по недействительной сделке, следовательно, не могут требовать применения ее последствий, а также требовать взыскания неосновательного обогащения в связи с невозможностью применения последствий недействительности ничтожной сделки. Примечательно, что обосновывая свою правовую позицию, мы приводили практику системы арбитражных судов, однако позиция правоприменения в данном случае совпала с практикой, сложившейся в судах общей юрисдикции.

Ирина Гребнева, управляющий партнер адвокатского бюро "Гребнева и партнеры": "Я глубоко удовлетворена тем, что мы отстояли интересы своего доверителя.  Зачастую истцы выбирают "крайним" того, кто, на их взгляд, в состоянии компенсировать им убытки от незаконных действий должностных лиц, в силу своего финансового состояния, оставляя за бортом судебных претензий тех, кто действительно виновен в причинении убытков. Состоявшиеся по делу судебные акты наглядно продемонстрировали, что в нас работает институт защиты добросовестного приобретателя. Кроме того, нам удалось убедить суд в том, что нельзя возлагать на покупателя имущества на торгах, пусть и признанных впоследствии недействительными, бремя убытков, которые понесли владельцы имущества, реализованного с нарушением. Очень часто суды общей юрисдикции выбирают "слабую" сторону в споре и различными способами стараются помочь в восстановлении нарушенных прав этой стороны, грубо нарушая принцип состязательности сторон. Здесь же наша правовая позиция была услышана. Суд разобрался в нюансах взаимоотношений сторон в ходе исполнительного производства, справедливо заметив, что защита интересов должника в исполнительном производстве производится с ограничениями, возникающими в силу публичного характера изъятия имущества у должника. Должник, будучи лицом, обязанным исполнить решение суда, при принудительном исполнении не является стороной по сделкам, совершенным в ходе исполнительного производства, а, следовательно, не может требовать предъявления последствий недействительности ничтожной сделки и взыскания неосновательного обогащения. На наш взгляд, в спорной ситуации истцам следовало бы обращаться с иском о взыскании убытков, которые вызваны тем, что судебными приставами и уполномоченными организациями допущены нарушения при проведении публичных торгов, которые привели к признанию торгов недействительными. Я считаю, что складывающаяся практика правоприменения должна привести к соблюдению баланса интересов взыскателя и приобретателя арестованного имущества, что, в конечном счете, способствует устойчивости гражданского оборота и инвестиционной привлекательности страны".

26 июня 2014 года решение Федерального суда общей юрисдикции от 19 марта 2014 года, которым было отказано во взыскании неосновательного обогащения в сумме 34 900 000 рублей с клиента Компании,  вступило в законную силу.

В работе по проекту принимали участие юристы Компании: Ирина Гребнева, Сергей Обухов, Юлия Шапко, Владимир Елизаров.